Книжная лавка библиотеки "ПАПИРУС"

 Авторизация:



КНИЖНАЯ ЛАВКА

avatar Совёнок
Хранитель библиотеки
Добро пожаловать в книжную лавку библиотеки "ПАПИРУС".
Если вам понравилась какая-то книга из нашей базы электронных произведений, вы можете приобрести бумажный вариант тут.
Покупая книгу, вы также финансово способствуете развитию нашего проекта.

Книжная лавка библиотеки "ПАПИРУС"

Паланик Чак
Колыбельная
   Это – Чак Паланик, какого вы не то что не знаете – но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно? Тогда просто прочитайте «Колыбельную»! ...СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины – просто засыпают и больше не просыпаются... Синдром «смерти в колыбельке»? Или – Смерть под «колыбельную»? Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле». Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным – всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений... Это – «Колыбельная».

Паланик Чак
Беглецы и бродяги
   Портленд, штат Орегон. Здесь на излете «проклятых восьмидесятых» родилась дикая, неистовая ГРАНДЖ-КУЛЬТУРА, подарившая миру великий рок-н-ролл, гениальное кино и талантливую литературу. Портленд, штат Орегон. Город, который стал для «поколения Икс» и его наследников тем же, что Сан-Франциско дая хиппи, Лондон – для панков и Нью-Орлеан для черных готов. Контркуль'гурный форпост нашего времени, в путешествие по которому вас приглашает КУЛЬТОВЫЙ уроженец и летописец Портленда – Чак Паланик…

Паланик Чак
Дневник
   

Паланик Чак
Невидимки
   «Невидимки». Роман, который Чак Паланик написал задолго до «Бойцовского клуба». Тогда эту книгу оценили очень немногие. Теперь — наконец-то! — стало ясно: Чак Паланик был хорош всегда. Просто время воспринять его прозу настало не сразу... Эту книгу ее рассказчица пишет собственной кровью. Когда ее читаешь, возникает ощущение, что собственной кровью ее написал Чак Паланик...

Паланик Чак
Призраки
   Невероятная, страшная и смешная история, которую каждый рассказывает по-своему. ДВАДЦАТЬ ТРИ «человека искусства», которые приняли заманчивое предложение на три месяца отрешиться от мирской суеты и создать ШЕДЕВРЫ, а попали в АД! Полуразрушенный подземный готический театр, в котором нет ни электричества, ни отопления… ЕДА НА ИСХОДЕ… Помощи ждать НЕОТКУДА… Выживает СИЛЬНЕЙШИЙ!

Паланик Чак
Уцелевший
   Удерживаемый Уцелевший Клиент Номер Восемьдесят Четыре потерял всех, кого он когда-либо любил и всё, что придавало его жизни смысл. Он устал, и спит большую часть времени. Он начал пить и курить. У него нет аппетита. Он редко моется и неделями не бреется. Десять лет назад он был трудолюбивой солью земли. Он хотел всего лишь отправиться в Рай. Сегодня он сидит здесь, а всё в мире, ради чего он работал, исчезло. Все его внутренние правила и самоконтроль исчезли. Нет никакого Ада. Нет никакого Рая. И его осеняет мысль, что теперь всё возможно. Теперь он хочет всё.

Паланик Чак
Фантастичнее вымысла
   Жизнь – увлекательнее самого изощренного вымысла… Жизнь – страшнее самого потрясающего романа «ужасов»… Добро пожаловать в реальный мир! В мир легендарной «культуры поколения «X». В мир, где обитают «интеллектуалы кайф-культуры» – актеры, писатели, рок-музыканты… В мир уютного ада хосписов, блеска и нищеты бодибилдеров и маленьких трагедий «больших парней» – рестлеров. В мир, многогранность которого превосходит самые смелые ожидания!

Паланик Чак
Проклятые
   Дочь голливудской актрисы и популярного продюсера, 13-летняя Мэдди Спенсер после смерти от передозировки марихуаной попадает в ад... но её настоящая жизнь на этом только лишь начинается... «Паланик исписался!» - слышалось после выхода каждой новой книги знаменитого деятеля контркультуры, и началось это, кажется, сразу после «Призраков». Слишком уж радикальными, неприятными почти на физическом уровне они получились: кажется, Паланик в своём желании эпатировать публику дошёл до черты, откуда можно было уходить только в историю, либо же. если таких планов не было, менять стратегию. И писатель начал экспериментировать, пробуя себя в других жанрах и стилях. Неприятие публики было предсказуемо. А вот «Проклятые» оказались восприняты на ура — то ли критики и читатели признали, наконец, право своего любимца на «шаг в сторону», то ли эксперимент в кои веки удался. «Проклятые» неприкрыто пародийны и интертекстуальны. Две главные мишени писателя названы в самом тексте: это классический «колледж-муви» «Клуб “Завтрак» и не менее классическая книжка для девочек-подростков «Ты здесь, Бог? Это я, Маргарет» Джуди Блум. Как и в фильме, главная героиня в аду неожиданно находит себе друзей - разношёрстную компанию из гламурной фифы, юного панка, туповатого футболиста и гика-зануды. Сочетание странное, но при жизни у толстушки-зубрилки Мэдди не было друзей вовсе. И как в книге Джуди Блум героиня Паланика в своём монологе тоже обращается к высшей силе — но не к Богу а к Сатане. Сначала это звучит как унизительная просьба но впоследствии превращается в вызов и оборачивается бунтом. Наконец-то ей дочери знаменитых родителей, можно не быть «хорошей девочкой» и глянцевым персонажем а в кои-то веки проявить себя. Что ж ей терять раз она уже мертва и ниже ада не отправится?  Паланик не стесняется проговаривать и другие «источники вдохновения»: перед феерической сценой секса с демоном-великаншей следует упоминание Свифта — самых шаловливых страниц из «Путешествий Гулливера», а главная героиня, начитавшись романтической прозы, называет предмет своей первой роковой любви «мой Хитклифф» и «мой Рочестер». Ну а «Божественная комедия» Данте приходит в голову сразу, как только Мэдди показывают Болото Прогорклого Пота, Болото Выкидышей, Озеро Кипящей Слюны, Реку Крови и другие неаппетитные географические объекты, сложенные из земного мусора. Впрочем, как ехидно заметила рецензент из газеты The Guardian, паланиковский ад большим обязан «Южному Парку», чем Данте или Свифту. Это царство победившей бюрократии и почти кафкианского абсурда, попасть в который проще простого (правила настолько сложны, что нарушить их в жизни легче, чем исполнить), а существовать там приходится вечно. Проклятые души тестируются на детекторе лжи, а в качестве наказания, не считая вечно поедающих их демонов, получают работу на порносайтах или место оператора в телефонном маркетинге. Но Мэдди и здесь обнаруживает смысл для себя: некоторым своим собеседникам, готовящимся отойти в мир иной, она рассказывает, что представляет собой ад и почему главное в нём - удобная обувь и шоколадные батончики... Парадоксальный юмор «Проклятых» — в том, что ад, вначале описанный как безнадёжное и отвратительное место, оказывается для героини плацдармом для того, чтобы обрести смысл жизни, друзей, вернуть потерянную любовь. И уж во всяком случае мир этот не хуже того, который Мэдди оставила. При жизни она немало насмотрелась на лицемерие «богатых и знаменитых», которые пачками усыновляют обездоленных детей только ради пиара и изображают из себя защитников окружающей среды, загрязняя атмосферу своими персональными самолётами. Здесь талант Паланика-сатирика развернулся во всю ширь. Только теперь в его обличительных речах нет злобы и призыва немедленно всё уничтожить, как это было в «Бойцовском клубе» или «Невидимках». Напротив, в этом безнадёжном мире ещё есть место для любви — Мэдди и в самом деле любит своих непутёвых родителей, которые знают всё о шоу-бизнесе, но толком не понимают,









наверх