Авторизация:



контркультура

Нестеров Дмитрий
Скины: Русь пробуждается
   Первый роман молодого московского прозаика Дмитрия Нестерова посвящен быту и мировоззрению скинов - агрессивной городской субкультуры "бритоголовых", посвятивших себя идеям очищения арийской "расы" и "восстановления имперской гордости". Автор знает мир неонацистов не понаслышке. Он убедительно рисует психологический портрет отечественного "скина", а также раскрывает причины, приводящие молодого человека к такой форме протеста против современного мира.

Козлов Владимир
Гопники
   «Гопники» – дебютная книга молодого писателя. Это сборник рассказов и повесть, объединенные одним героем. Время действия – конец 1980-х – начало перестройки, место действия – Могилев. Сюжеты Козлова – это маленькие трагедии, фрагменты эпического повествования из жизни русского Гарлема. Хулиганы, онанисты, неблагополучные дети из неблагополучных семей между отрочеством и юностью – вот герои «Гопников». В прозе Козлова чуть ли не впервые за все историю новой русской литературы право голоса получают обычно безмолвствующие герои, плохие парни из рабочих поселков. Несмотря на местами шокирующий натурализм, проза Козлова очень романтична. В грязи ежедневной жизни малолетних хулиганов мерцает метафизическая тоска, обманутые желания лучшей жизни.

Робертс Грегори Дэвид
Шантарам (Shantaram)
   Впервые на русском – один из самых поразительных романов начала XXI века. Эта преломленная в художественной форме исповедь человека, который сумел выбраться из бездны и уцелеть, протаранила все списки бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя. Подобно автору, герой этого романа много лет скрывался от закона. Лишенный после развода с женой родительских прав, он пристрастился к наркотикам, совершил ряд ограблений и был приговорен австралийским судом к девятнадцати годам заключения. Бежав на второй год из тюрьмы строгого режима, он добрался до Бомбея, где был фальшивомонетчиком и контрабандистом, торговал оружием и участвовал в разборках индийской мафии, а также нашел свою настоящую любовь, чтобы вновь потерять ее, чтобы снова найти… В 2011 году готовится к выходу экранизация романа, продюсером и исполнителем главной роли в которой выступает несравненный Джонни Депп.

Козлов Владимир
Школа
   «Школа» - роман о том периоде жизни, который люди склонны не вспоминать - периоде стадности и полового созревания. О том, как из стада выходят гопники, превращающиеся затем либо в простых трудяг, либо в алкашей, либо в бандитов, и не-гопники - ребята, способные вырваться из среды. «Школа» - это зеркало, куда заглядываешь и вместо своего любимого лица видишь омерзительную рожу

Кинг Стивен
Сердца в Атлантиде
   Это — Стивен Кинг, которого вы еще не знали. Это — проза, не бьющая на внешний эффект, временами — почти сказовая, временами — почти постмодернистская. Это — жестокий психологизм и «городская сага», «гиперреализм» и «магический реализм» — одновременно. Это — история времени и пространства, пропущенная сквозь призму восприятия маленького американского городка. Это — МЫ. НАШ век, НАША жизнь. Без прикрас — и без лакировки. Ибо только в калейдоскопе мелочей, по Кингу, способна сложиться многоцветная картина эпохи...

Козлов Владимир
Варшава
   «Варшава» – роман о ранних годах дикого (бело)русского капитализма, о первых «сникерсах» и поддельных, но таких дорогих сердцу джинсах Levi's, о близкой и заманчивой Европе и о тяжелой, но честной жизни последнего поколения родившихся в СССР. С другой стороны, это роман о светлой студенческой молодости и о первой любви, которая прячется, но светит, о неплохих, в общем-то, людях, которые живут рядом с нами. И о том, что надежда всегда остается, и даже в самом банальном и привычном может мелькнуть настоящее.

Джек Боб
Por-no!
   Пронзительный роман на очень экзотическом материале. Один из наиболее известных отечественных порномагнатов рассказывает о тайнах своего грязного ремесла.

Хоум Стюарт
Минет (Отсос)
   Стюарт Хоум – автор нескольких романов и культурологических работ. Среди них «Вызывающая Поза», «Без Жалости», «Манифесты Неоиста/Документы Арт-Забастовки». Его романы «Медленная Смерть», «Предстань Перед Христом и Убийственная Любовь», а также отредактированные им сборники «Захватчики Сознания: Читатель в Психологической Войне», «Культурный Саботаж и Симптоматический Терроризм» также вышли в издательстве Serpent's Tail. Хоум живет в Лондоне. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Книга содержит ненормативную лексику и не предназначена для несовершеннолетних.

Козлов Владимир
Плацкарт
   В новом романе Владимира Козлова, автора книг «Гопники» и «Школа», герой, тридцатилетний неудавшийся рок-музыкант, оставляет провинциальный город и переезжает в Москву в надежде как-то изменить свою жизнь. Но очень скоро он начинает ощущать себя чужим и в столице…

Кроули Алистер
Дневник наркомана
   Это правдивая история. Она была изменена ровно настолько, сколь того требует тайна имен. Это ужасная история; но это также история надежды и красоты. Она раскрывает с пугающей ясностью бездну, на краю которой дрожит наша цивилизация. Но тот же самый Свет освещает путь человечества: и мы будем сами виноваты, если шагнем через край. Сия история говорит правду не только об одной из человеческих слабостей, но (по аналогии) обо всех других; и ото всех них есть лишь один путь избавления. Как сказал Гленвиль: "Человека полностью не одолеют ни ангелы, ни сама смерть, кроме как через слабость его собственной ничтожной воли". Твори, что ты желаешь, да будет то Законом. Алистер Кроули

Паланик Чак
Рэнт: биография Бастера Кейси
   

Нове Альдо
Superwoobinda
   Свое “совсем уж неизвестно что” написал по молодости лет Альдо Нове (р. в 1967). Нове — одна из самых заметных фигур в стане “юных людоедов”, новейшего течения гипернатурализма в итальянской литературе на рубеже веков... Сборник дебютных и теперь уже культовых страшилок А. Нове “Вубинда” (1996) во втором издании разросся до размеров обескураживающей энциклопедии современной жизни, девизом которой могло бы быть “ни дня без конца света”... “Супервубинда”

Паланик Чак
Уцелевший
   Удерживаемый Уцелевший Клиент Номер Восемьдесят Четыре потерял всех, кого он когда-либо любил и всё, что придавало его жизни смысл. Он устал, и спит большую часть времени. Он начал пить и курить. У него нет аппетита. Он редко моется и неделями не бреется. Десять лет назад он был трудолюбивой солью земли. Он хотел всего лишь отправиться в Рай. Сегодня он сидит здесь, а всё в мире, ради чего он работал, исчезло. Все его внутренние правила и самоконтроль исчезли. Нет никакого Ада. Нет никакого Рая. И его осеняет мысль, что теперь всё возможно. Теперь он хочет всё.

Ронсон Джон
Безумный спецназ
   Лето 1970 года. Военная база Форт-Брэгг, Соединённые штаты Америки. Пентагон проводит секретные исследования под кодовым названием Проект Джедай с целью создания суперсолдат, то есть людей, наделённых сверхвозможностями, в частности, способностью войти в помещение и мгновенно получить представление о всех деталях обстановки. И это было только начало. В 1977 году ветеран Вьетнама подполковник Джим Чаннон обратился в Пентагон, к генерал-лейтенанту Уолтеру Кервину, написав, что хотел бы видеть армию более изощрённой и предложил свою кандидатуру для проекта Первый Земной батальон. Пентагон согласился взять Джима на денежное довольствие и оплачивать расходы на протяжении всего исследования.

Капустин Содом
Поэма тождества
   Кирилл Воробьев, известный в Интернете преимущественно работами, подписанными псевдонимом Баян Ширянов, прочитал начальные страницы ненаписанного пока романа «Очко», посвященного жизни «опущенных» в тюрьме и «зоне» (роман будет подписан новым псевдонимом: Содом Капустин, – в соответствии с идеей о желательности наличия у одного автора вполне определенного и узнаваемого тематического и стилевого репертуара); отрывок выполнен в эффектной и изысканной манере, нарочито контрастирующей с его темой. http://www.vavilon.ru/lit/apr99.html

Паланик Чак
Бойцовский клуб (пер. В. Завгородний)
   Культовый роман Чака Паланика «Бойцовский клуб», впервые издающийся на русском языке, уже получил громкую известность в России благодаря не менее культовому одноименному фильму Дэвида Финчера и сценарию Джима Улса, опубликованному в журнале «Киносценарии». И вот наконец читатель может познакомиться с романом, положившим начало созданию аналогичных «бойцовских клубов» по всему миру, в том числе и у нас, в России. Так что же такое «Бойцовский клуб»? Но — тсс! Первое правило бойцовского клуба гласит: «Никогда не говори о бойцовском клубе». Лучше читай! Тем более что роман Ч. Паланика еще глубже высвечивает филосовские проблемы, поставленные в экранизации Д. Финчера, проблемы «поколения Х», «столкнувшегося с переизбытком рациональной информации при полном пересыхании ручейка эмоциональной жизни».

Коупленд Дуглас
Поколение А
    Ближайшее будущее. Из мира исчезли пчёлы, а вскоре из-за отсутствия опыления вымерли многие растения. Люди потребляют странный наркотик - солон, который позволяет не думать о будущем и жить только сегодняшним днём. Пятерых главных героев неожиданно кусают неведомо как уцелевшие пчёлы, и их жизни круто меняются. Они становятся не только знаменитостями, но и объектами очень странных научных экспериментов... В 1989 году Коупленд написал свою первую книгу, которая стала манифестом конца восьмидесятых, - «Поколение X». Впоследствии он стабильно выдавал по роману в два года и спустя двадцать лет после дебюта наконец дозрел до нового манифеста, романа, который во многом отличается от его прежнего творчества. Будущее всегда присутствовало в произведениях Коупленда, но впервые оно проникло не только в сюжет, но и в сам стиль повествования. Весь роман написан словно с учётом новых технологий, «Твиттер», блоги и «Фейсбук» повлияли на художественный текст, и каждая глава - почти законченный рассказ. Во второй части роман окончательно теряет целостность, рассыпаясь на десятки маленьких законченных историй, которые больше напоминают интернет-байки и забавные мемы. Но самое главное в романе - те, кто рассказывает эти истории. Главные герои происходят из разных стран (Канада, США,Новая Зеландия, Шри-Ланка и Франция), но все принадлежат к единой по сути культуре, и каких-либо проблем взаимопонимания среди них нет. Это люди, которые уже не могут помыслить своё существование без электронной почты, мобильного телефона, блога, MMORPG или странички в социальной сети. Они живут частично в виртуальном, частично в реальном мире. Люди вокруг них тем временем сплачиваются всё сильнее - кто в корпоративных стенах, кто в религиозных сектах, в сущности, одиноки: у них нет друзей, супругов и даже родителей. И в этом отношении сразу вызывает интерес название романа. «Поколение А» - это поколение Начала, но одновременно и Апокалипсиса, некоего качественного изменения, которое повернёт историю человечества на совершенно иные рельсы. «Поколению А» свойственна глобальность замысла при краткости, почти лапидарности исполнения. Коупленд всегда был метафоричен и афористичен, но здесь, пожалуй, превзошел сам себя. Вопросов, которые поднимает писатель в этом небольшом тексте, хватило бы на несколько пухлых томов. Это и новые взаимоотношения людей с будущим, и роль чтения как времяпровождения и как организации сознания, и значение усилившегося потока информации. Главные герои романа живут, по сути, в угасающем мире (существует знаменитая фраза, приписываемая Эйнштейну, что если вымрут пчёлы, то человечеству останется жить года четыре), где разрушается экология, а большая часть населения употребляет наркотик, который ускоряет течение времени и не позволяет думать о будущем. Только вот вместе с будущим отмирает любая забота - что о родителях, что о жене, что о Земле, ведь в течение одного дня и одной минуты прекрасно можно обойтись самим собой. Коупленд в очередной раз показывает, как изменился подход к потреблению информации за прошедшие годы. Солон появился не случайно: люди загружены будущим, они живут карьерой, завтрашними сообщениями, сиюминутными проблемами... Бремя невысказанных слов, мыслей, чувств, нереализованных проектов давит ежесекундно. Раньше книга позволяла уединиться от мира, остаться наедине с собой, была естественным средством своеобразной медитации, и то, что она уходит куда-то в иной мир, это, может, и не страшно, но для мыслящего человека просто невыносимо. Понятно, что «Поколение А», да и всё творчество Коупленда пронизано довольно-таки алармистскими, подспудной тревогой перед будущим, которая, прорывается то нервным смешком, то абсурдным гротеском, а то и откровенным ужасом. И тот выход, который предлагается в затянутом финале романа, показывающем постепенное психологическое объединение человеческих сознаний, кажется одновременно отталкивающим и привлекательным. Роман написан словно в пику привычным индивидуалистским манифестам контркультурных авторов, к которым у нас причисляют и Коупленда. Стремительно объединяющиеся на уровне мыслей и даже разумов герои могут служить как метафорой нашего мира, который связан становящейся общей историей, так и антитезой дробления информационных потоков, в которые превращаются людские души и умы. Это начало совершенно иного подхода к пониманию друг друга.

Левицкая Ольга
День гнева
   День Гнева – чтиво не для слабонервных. Роман основан на реальных фактах и состоит из двух частей. Первая посвящена 14-летним. Она о жутких, запредельных событиях, случившихся в одной из санаторных школ конца 80-х. Во второй части показаны непростые судьбы главных героев в нынешнее время. Политика и бизнес, криминал и борьба с ним, служебные войны. Жесткая, подчас жестокая натура, реальная жизнь без всяких прикрас. Уж простите меня, любители релакса! Это не для вас... Наверное я чудачка. Потому что до сих пор искренне верю, что писать книгу надо так, чтобы дрожь брала, эмоции хлестали через край. Чтоб смеяться и плакать, любить и ненавидеть... К сожалению, сейчас это неактуально. В почете книжки легкие, с релаксом. Вообще, кто-то может обвинить меня в обилии тяжелых и порой просто страшных сцен. В том числе жестких сексуальных описаний. Что поделаешь! Писала о том, что было...  Еще раз приношу извинения за обилие в романе тяжелых сцен, насилия, в том числе сексуального. Возможно, мне не следовало с такой «достоверностью» описывать события. Именно это отпугивает редакторов и издателей. Но вот лично я считаю, что «из песни слова не выкинешь». Не хочу заниматься литературной кастрацией. Так что заранее предупреждаю читателей: мало здесь никому не покажется. Это уж точно не «развлекаловка». Здесь все реально и всерьез. С уважением, Ольга Левицкая.

Ануфриев Сергей
Мифогенная любовь каст, том 1
   Из рецензий: «Пепперштейну удалось то, что не получилось у Гроссмана, Солженицына, Астафьева, — написать новую „Войну и мир“, сказать окончательную правду про 1941 — 1945 годы, как Толстой про 1812 год.» «МИФОГЕННАЯ ЛЮБОВЬ КАСТ» — безупречных пропорций храмовый комплекс, возведенный из всяческого пограничного, трэшевого языкового опыта." «МИФОГЕННАЯ ЛЮБОВЬ КАСТ» — роман умственный, требующий постоянного внимания, что называется «интеллектуальное приключение».

Томпсон Хантер
Страх и отвращение в Лас-Вегасе
   «У нас в распоряжении оказалось две сумки травы, семьдесят пять шариков мескалина, пять промокашек лютой кислоты, солонка с дырочками, полная кокаина, и целый межгалактический парад планет всяких стимуляторов, транков, визгунов, хохотунда… а также кварта текилы, кварта рома, ящик Бадвайзера, пинта сырого эфира и две дюжины амила...» Тотальный словесный террор выброшен на страницы книги культового американского писателя Х.С.Томпсона, временами напоминающей карманную атомную бомбу, взрывающую великий образ Американской Мечты. Роман выдержал около тридцати переизданий, переведен на многие языки. Характеристику книги как абсолютного бестселлера упрочила экранизация известным режиссером Терри Гильямом. 









наверх