Авторизация:



путешествия и география

Арсеньев Владимир
Сквозь тайгу
   Книги В. К. Арсеньева — выдающегося путешественника, исследователя Дальнего Востока и писателя давно вошли в золотой фонд советской географической и приключенческой литературы. В настоящий том включены два его произведения — «Дерсу Узала» и «Сквозь тайгу». Первое появилось в итоге одного из самых ранних путешествий (1906 г.) В. К. Арсеньева, второе — дает описание его последнего крупного путешествия (1927 г.).

Верн Жюль
Таинственный остров (перевод Игнатия Петрова)
   «Таинственный остров» (1875), один из наиболее известных романов основателя научной фантастики французского писателя Жюля Верна, описывает историю пятерых человек, бежавших из плена на воздушном шаре и попавших на необитаемый остров в Тихом океане. Благодаря своему мужеству, уму, труду и благородству им удается не только выжить, но и покорить себе дикую природу острова. Невероятные приключения, внезапные повороты сюжета, загадочные явления и тайны, в которые пытаются проникнуть герои, делают этот роман шедевром остросюжетной литературы.

Лондон Джек
Cердца трёх
   Роман «Сердца трёх», одно из последних произведений Джека Лондона, был создан в 1916 году вначале для кино по плану голливудского сценариста Чарльза Годдарда. Однако при жизни писателя, из-за борьбы автора за свои права с Голливудом роман не был экранизирован или опубликован. Лишь весной 1919 года роман появился в газете «Нью-Йорк джорнел», а через год вышел отдельной книгой. Во-первых, задуман он был как произведение нового направления, с учетом возможностей тогда еще немого кино, где, помимо некоего «запаса фабул и интриг» накопленного мировой литературой, требовалось стремительное развитие действия с максимальным использованием изобразительных средств и непрерывной, как в калейдоскопе, сменой «картинок». Во-вторых, в своем романе писатель отдал дань чрезвычайно модной в ту пору «биомеханике», пропагандируемой в России, в частности, режиссером Вс. Мейерхольдом, который учитывал в своей творческой практике достижения кинематографа. Отсюда — попытки передать на сцене психологическое состояние персонажей с помощью жеста, к чему, впрочем, с изрядной долей иронии относился Джек Лондон. Неудивительно, что и сам Джек Лондон считал одним из главных достоинств романа «Сердца трех» его занимательность и увлекательность — пусть читатель, писал он в предисловии, «погрузится с головой в повествование и попробует потом сказать мне, что от моей книги легко оторваться». К началу XX века на Западе был накоплен огромный коллективный опыт занимательно-приключенческой и фантастической литературы, созданной общими усилиями Ф. Купера, Р. Стивенсона, Жюля Верна, А. Дюма, В. Гюго, Г. Мелвилла. В то время ещё не произошло чёткого размежевания этого жанра беллетристики на приключенческую, научно-фантастическую и детективную разновидности художественного творчества, хотя существовали уже произведения с доминантами избирательного подхода к решению темы. В предлагаемом вниманию читателей романе писателя есть элементы практически всех современных направлений занимательной литературы. Но они пока еще представлены в виде отдельных сюжетных линий или даже мотивов, которые дают лишь общее представление о широте творческого диапазона создателя «Сердец трёх». В этом смысле комментируемое произведение можно назвать полифоничным. В уже упомянутом предисловии к роману автор, проявляя удивительную интуицию, определяет то, что теперь называют алгоритмом или структурой произведения. Два десятка кинорежиссеров способны, по его мнению, экранизировать все литературное наследие Шекспира, Бальзака, Диккенса, Скотта, Золя, Толстого и десятков других менее плодовитых писателей. С проникновением в кино компьютерных технологий такое моделирование становится обычным делом. Современный кинобоевик обладает обязательным набором сюжетно-композиционных структур, или матриц, стереотипных сцен и положений. Джек Лондон предугадал многое из популярного в наши дни динамического повествования и изобразительной кинематографии, в том числе мотивы мистики, столкновения современных людей с представителями древних цивилизаций и др. В художественную реальность его романа то и дело неожиданно вторгаются странные, нередко воскресшие из небытия персонажи, колдуны, мумии, чудовищные пауки и змеи, обладающие, помимо своих мистических колдовских свойств, ещё и особым предназначением (охрана входа в пещеру и др.). Не последнюю роль играет природная и социальная экзотика. Герои Джека Лондона часто попадают в какие-то мистические сообщества, где первозданная дикость разбойников и туземцев гармонично сочетается с властью неведомых богов, духов, древних преданий, реликтовых письменных посланий и пророчеств, волшебных заклинаний, немыслимых для нас обычаев и обрядов. К моменту создания романа сам жанр приключенческой литературы уже прошел плодотворный эволюционный путь развития. Система ценностей цивилизованного человечества существенно изменилась по сравнению с представлениями о жизни не только дикарей, но и людей прошлых, относительно «спокойных» веков. При этом далеко не всегда сравнение было в пользу современной цивилизации. И это нашло свое отражение в характерах, созданных писателем. Достаточно упомянуть хотя бы двух антиподов — «Ту, Что Грезит» — царицу затерянного в Кордильерах, забытого Богом и людьми племени Пропавших Душ — и потомка испанского конквистадора Альвареса Торреса. Царица, владеющая несметными богатствами, питает благородное презрение к драгоценностям, которые она называет «стекляшками», тогда как кабальеро Торрес готов ради них на любое преступление и в конце концов бесславно гибнет в погоне за сокровищами. И хотя современников писателя отличает прежде всего вера в ценности техногенной цивилизации, все же для нас привлекательны среди них только те, кто, помимо личной отваги, мужества и стойкости, обладает ещё и «первобытным» здравым смыслом, сохраняя свое человеческое достоинство в любых испытаниях. Такими предстают в романе трое главных героев — людей с благородными сердцами. Недаром это подчеркивается самим названием книги. Не последнюю роль в произведении Джека Лондона играет юмор, несколько напоминающий сатиру висельника. Но побеждает оптимистическое начало, и все самые опасные для героев ситуации благополучно и неожиданно разрешаются. Романическое начало в повествовании и структуре романа, связанное с определённым хронотопом, фиксирует историческое место и время действия. По многим упоминаниям в сюжете мы можем более или менее точно датировать описанные события. Это скорее всего 1910-е годы прошлого века, ибо речь идет о так и не разразившейся войне США с Мексикой, на которую собирался отправиться Джек Лондон (1914). Война вызвала мораторий на биржевые торги и на какое-то время остановила героя романа Фрэнсиса Моргана на краю полного разорения, не дав ему упасть в финансовую пропасть. Эпизод разорения героя привязан к конкретной исторической ситуации. Так появляется в приключенческом романе вполне реалистичный и даже прозаический пласт — речь идет о панамской нефти, биржевых курсах и махинациях, прежде всего связанных с тайным врагом Фрэнсиса Моргана Волком Уолл-стрит Томасом Риганом. В «Сердцах трёх» находит преломление чисто романический мотив средневековой рыцарской литературы — пресловутый любовный треугольник. Однако это прежде всего роман о женской любви. И красавица Леонсия, страстно влюбленная в обоих благородных героев, тут не только предмет поклонения и соперничества, но и активное действующее, героическое начало. В какой-то мере её образ связан с борьбой женщин за свои гражданские права и их желанием сравняться с мужчинами. Литература тех лет подхватывала идеи эмансипации, созвучные настроениям миллионов читательниц. К тому же эта девушка еще и эротический узел фабулы романа. И потому её поступки не менее интересны, чем многочисленные отчаянные, поистине флибустьерские подвиги двух обожаемых ею мужчин, Фрэнсиса и Генри, которые чтут пиратские традиции своего предка. В книге немало чисто мистических и сюжетных загадок, характерных для такого жанра, как роман тайн. Герои ищут зарытый клад легендарного капитана пиратов сэра Генри Моргана, таящий как несметные богатства, так и память о бесчеловечных преступлениях. Боги майя защищают свои сокровища в Кордильерах чудовищами и запутанными, но известными лишь одному человеку на земле — верховному жрецу — тайными письменами и выстроенными в ряд у входа в сокровищницу мумиями неудачливых конквистадоров. Чего стоят тропа под названием След Стопы Бога, рубиновые глаза богини Чии и изумрудные глаза ее мужа, бога Солнца Хцатцтля?! Пришельцев, нарушивших покой богов, ждет их жестокая месть. Хорошо еще, что жертвой на сей раз оказался такой бесчестный и коварный персонаж, как Торрес — потомок конквистадоров и продукт латиноамериканской гангстерской среды. Одна из особенностей структуры повествования — введение в ткань романа таких эпизодических второстепенных персонажей, как китаец И-Пун, с их пространными версиями, которые разъясняют загадочные семейные тайны. Прибегая к такому чисто литературному приему, автор сознательно отступает от кинематографического «изображения» и расширяет свою стилевую палитру. Общий тон увлекательного приключенческого романа в духе Райдера Хаггарта и Рекса Бича, со всеми свойственными им атрибутами повествования, расцвечен индивидуальными стилевыми обертонами — творческими находками самого Джека Лондона. Реалии современного быта и мышления великолепно представлены не только телефонизированным миром делового Нью-Йорка, но и миром колониальных администраторов, в частности, начальником полиции города Сан-Антонио — негодяем, который олицетворяет в романе крайнюю степень человеческой низости. А насколько рельефно изображены панамские тюремщики вроде Педро Зориты, жандармы, садисты-плантаторы, торговцы и подонки-пьяницы, обитающие в Сан-Антонио! Колониальные правители в романе — истинные предшественники гаитянского «папаши» Дювалье и его свиты из произведений Грэхема Грина, а их подчиненные и бесправные рабы вызывают ассоциации со знаменитым романом Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Таким образом, речь идет о литературной традиции, которая уходит корнями во времена, достаточно отдаленные от изображаемых событий и персонажей. Нравственная свежесть и юношеское обаяние героев романа предполагают отсутствие чрезмерной психологизации и социологизации характеров. И всё же у Джека Лондона они отмечены печатью социальности и национальными чертами. Различие в мышлении коренных жителей Латинской Америки, в том числе индейцев майя, и потомков флибустьеров и конквистадоров весьма существенно по сути, не говоря уже о разных типах культуры. В то же время хитрость и коварство присущи как племенным, так и городским цивилизованным «варварам». Это тоже древняя как мир и важная характеристика человеческой природы, черты вечных «архетипов». Набросанный Джеком Лондоном групповой портрет плантаторов и пеонов, а также коррумпированной администрации города Сан-Антонио — явная удача писателя, отчасти объясняющая нынешнее положение в этих бедных и чаще всего взрывоопасных уголках земли. …По-своему «диким» предстает и увиденный глазами царицы современный Нью-Йорк, Манхеттен. Столица технической цивилизации мирового бизнеса со своим Уолл-стрит, биржей, «волками и медведями» бога бизнеса бездуховна и безжалостна. В такой неприглядной картине писатель усматривал тенденцию к одичанию современного человечества, хотя повествуется об этом с искрометным юмором. И тут Джек Лондон приближается к известному сатирическому роману Марка Твена «Янки при дворе короля Артура». Говоря об идейной стороне романа «Сердца трёх», ни в коем случае недопустимо сводить её к изображению «ужасов» капитализма. Перед нами увлекательнейшее произведение талантливого писателя, изображающее сильных, молодых, душевно богатых людей, людей чести и достоинства, то и дело рискующих жизнью во имя справедливости и счастья других. Сюжетно-концептуальная сторона романа определила и его оригинальный стиль. Чрезвычайное стилевое разнообразие в данном случае и служит средством характеристики персонажей, и создает своеобразный речевой фон произведения. По-своему интересны и прямая речь Слепого Вождя бандитов, воплощающего Суровую Справедливость, и зловещее бормотание жестокосердного жреца племени Потерянных Душ и прочтение верховным жрецом майя «письма узелками» знакомого и другим латиноамериканским индейцам, например, в Чили. Герои романа, как и сам автор, не терпят испанской витиеватости, но стилист Джек Лондон не может без нее обойтись. Весьма любопытны, например, метафоры, к которым прибегает, объясняясь в любви Леонсии, Альварес Торрес. Прагматичные современные герои выражаются кратко, их слова, нередко ироничные, как правило, сопровождаются выразительным жестом. Такова, например, реакция Леонсии, попавшей вместе с Фрэнсисом и Генри в мрачный зал мумий. В той же ситуации ироничный Фрэнсис, имея в виду своего предка-пирата, замечает: «Старик сэр Генри Морган должен быть где-то здесь, во главе шеренги». На что не менее остроумный Генри, также потомок знаменитого флибустьера, отвечает: «Не знаю, как насчет сэра Генри, но Альварес Торрес перед нами». В самом деле, в шеренге застывших в пещере мумий оказался отнюдь не на последнем месте и предок Альвареса Торреса конквистадор Де-Васко. Авторской речи в романе свойствен современный телеграфный стиль, которым так гордятся нынешние Стивен Кинг и Джеймс Чейз. Джек Лондон в полной мере владел умением держать читателя в состоянии напряженного ожидания. Многие эпизоды романа содержат в себе не только намёк, но и прямое указание на развитие действия и перипетии человеческой судьбы. Так читатель узнает, например, о приближении последнего часа сына жреца — пеона, вскоре действительно погибшего в пещере майя. Здесь минимальны действия и жесты но присутствует лёгкая психолого-мистическая окраска небольшого, но выразительного эпизода. Неотъемлемой частью повествования в романе являются размышления автора и его героев — о женщинах, судьбе, мифологии, науке. Серьёзность и ирония здесь сливаются воедино. Иногда писатель словно бы подсмеивается над популярным и обкатанным жанром романа приключений. Существенное внимание в повествовании уделено таким многозначительным предметным деталям, как старинный шлем, кинжал, священные письмена или волшебное зеркало. Они — амулеты известных и давно забытых миров. Неслучайно царица Племени Погибших Душ, оказавшись в Нью-Йорке, пытается обожествить и фотографии и телефонную трубку, и биржевой телеграф, поступая при этом как «профессиональная» волшебница. Ей, привычной к магии слов и предметов, открыт их потаенный смысл. Рафинированные остроты героев по поводу предрассудков, их хлесткие фразы не могут предотвратить вмешательства Судьбы. Фатум, или Судьба, в романе — персонифицированное существо. А более чем прозрачные намеки на развитие фабулы произведения увлекают даже самого взыскательного читателя. Проникаясь замыслом автора, он принимает законы увлекательного повествования и сам приобщается к творческому процессу. Присутствие прекрасной женщины мешает проявлениям грубых инстинктов даже у самых отпетых негодяев среди охотников за сокровищами. Это явно сдерживающее начало. Потому в благородном тоне повествования отражаются особенности женской психологии и того стиля поведения, который в англо-американской культуре получил название «джентльменского». В данном случае черты характера и логика поступков положительных персонажей оказали немалое влияние на литературный стиль произведения. Кратко рассмотренные здесь концептуальные, жанровые и стилистические особенности романа талантливого писателя определяют художественную ценность произведения и его место в библиотеке приключений мировой литературы.

Максимовский Эдвард
Проститутки Москвы (справочник)
   

Бу Кэтрин
В тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
   Серия «Вокруг планеты за 80 книг» – это захватывающее путешествие по странам, которые хранят свои тайны от туристов. Как живут индийцы за пределами шикарных отелей? Что происходит за колючей проволокой концлагерей Северной Кореи? Какие трудности ждут девочек Пакистана, которые хотят получить образование, вместо того чтобы выходить замуж в 14 лет… Люди, с которыми вы никогда не встретитесь. Судьбы, которые невозможно забыть. Книги, которые меняют мировоззрение… Открывает серию лучшая книга 2012 года, по мнению более 20 авторитетных изданий, «В тени вечной красоты» Кэтрин Бу. Мусорщик Абдул, содержащий семью из 11 человек, красавица Манджу, которая слишком хороша для местных женихов, хромоногая Фатима, решающая отомстить ненавистным соседям самым жутким способом, – эти и другие герои живут в трущобах, в беднейшем квартале Индии, расположенном в тени ультрасовременного аэропорта Мумбая. У них нет настоящего дома, постоянной работы и уверенности в завтрашнем дне. Но они хватаются за любую возможность вырваться из крайней нищеты, и их попытки приводят к невероятным последствиям…

Верн Жюль
Таинственный остров
   Во времена гражданской войны в США пятеро смельчаков-северян спасаются от плена на воздушном шаре. Страшная буря выбрасывает их на берег необитаемого острова. Отвага и таланты новых поселенцев острова помогают им обустроить свою жизнь, не испытывая нуждыни в еде, ни в одежде, ни в тепле и уюте. Мирное пребывание «робинзонов» на острове нарушает угроза нападения пиратов, но какая-то таинственная сила помогает им в самых сложных ситуациях. В книге присутствуют 129 иллюстраций.

Аджубей Алексей
«Серебряная кошка», или путешествие по Америке
   Книга известного российского журналиста, главного редактора «Комсомольской правды» А.И. Аджубея повествует о поездке делегации советских литераторов по США, о встречах и беседах с известными людьми, о жизни Америки 50-х годов.

Ефремов Иван
На краю Ойкумены
   Иван Ефремов - автор романа «Туманность Андромеды», совершившего революцию в советской фантастике, был очень разнообразен в своем творчестве. Его перу принадлежат как научно-фантастические, так и эзотерические и исторические произведения.

Хантер Джон
Охотник
   Никакие учебники, справочники, тома энциклопедий не расскажут об Африке так живо и ярко, как это сделает очевидец. Раскройте книгу Джона Хантера и вместе с автором вы пройдете по лесным дебрям, будете охотиться на диких слонов, кабанов, львов, носорогов, узнаете много о замечательной природе Африки, жизни и быте коренных жителей африканскою континента. Хантер родился в конце XIX века в Шотландии, юношей он покинул родину и с тех пор жил в Африке, путешествуя по ее саваннам и великим лесам, защищая африканское население от опасных хищников. Хантер искренне любит природу. животных, он настоящий друг Африки и африканцев, о которых пишет с симпатией и уважением.

Чуковский Николай
Водители фрегатов
   Книга посвящена отважным мореплавателям прошлого: Джемсу Куку, Лаперузу, Ивану Крузенштерну, Юрию Лисянскому, Рутерфорду, Дюмону Дюрвилю. Это увлекательное и яркое повествование о судьбе прославленных моряков, их жизни, полной героических путешествий и великих открытий.

Обручев Сергей
В неизведанные края
   Книга выдающегося исследователя Северо-Восточной Сибири С. В. Обручева (сына знаменитого путешественника, ученого и писателя-фантаста В. А. Обручева) посвящена его трем большим экспедициям на север Азии, происходившим соответственно в 1926, 1928-1930 и 1934-1935 годах. В результате этих экспедиций были открыты хребет Черского и Юкагирское плато, нанесены на карту Колыма с притоками и многие другие реки края, исследована Чукотка. После экспедиций С. В. Обручева неизведанная ранее огромная территория Сибири, недра которой оказались богатыми полезными ископаемыми, вошла составной частью в народное хозяйство нашей страны.

Верн Жюль
В стране мехов
    «В стране мехов» — один из самых интересных географических романов Жюля Верна. Автор дает в общем правдивое представление об американском секторе Арктики, привлекая многочисленные источники, раскрывающие историю изучения и освоения этих далеких земель. Экспедиция компании Гудзонова залива основала факторию на берегу океана. Неожиданно выясняется, что они находятся на льдине, припаянной к материку. Мужество и знания путешественников помогают им с честью выйти из, казалось бы, гиблой ситуации.

Обручев Владимир
В дебрях Центральной Азии
   Государственное издательство географической литературы предприняло издание трех романов академика Владимира Афанасьевича Обручева: «Плутония», «Земля Санникова» и «В дебрях Центральной Азии (записки кладоискателя)». Научные труды академика В. А. Обручева, Героя Социалистического Труда, лауреата Сталинских премий, почетного президента Географического общества Союза ССР, крупнейшего советского геолога и географа, вошли в золотой фонд отечественной науки. Вместе с тем академик В. А. Обручев - любимый советской молодежью автор научно-фантастических романов, возбуждающих у советских юношей и девушек любовь к географии, тягу к путешествиям и интерес к изучению геологического прошлого Земли. Книги «Плутония» и «Земля Санникова» были впервые изданы в 1926 и 1928 годах и выдержали с тех пор несколько изданий. Повесть «В дебрях Центральной Азии (записки кладоискателя)» закончена В. А. Обручевым в 1950 г. В «Плутонии» в живой и увлекательной форме автор воскрешает перед читателем картины далекого геологического прошлого нашей планеты. В «Земле Санникова» материалом для романа служит гипотеза о загадочной земле, сообщения о которой содержатся у многих русских полярных путешественников, но существование которой окончательно подтвердить не удалось. Повесть «В дебрях Центральной Азии (записки кладоискателя)» особенно близка географам и многочисленным читателям, интересующимся географией. В этой повести академик В. А. Обручев использует богатейшие материалы, собранные им во время его знаменитых экспедиций по Центральной Азии, а также материалы экспедиций других крупнейших русских путешественников. Перед читателем возникают яркие картины природы Центральной Азии, легендарного озера Лоб-нор, таинственного мертвого города Хара-хото, фантастического «Эолового города», честь открытия которого принадлежит академику В. А. Обручеву, и множества других местностей Центральной Азии. Издательство уверено, что новая повесть, написанная Владимиром Афанасьевичем Обручевым, будет пользоваться у широких кругов советских читателей такой же популярностью, какой давно уже пользуются научно-фантастические романы «Плутония» и «Земля Санникова».

Верн Жюль
Кораблекрушение «Джонатана»
   

Андреева Е.
Остров сокровищ
   

Верн Жюль
Путешествие и приключения капитана Гаттераса
   Вниманию читателей предлагается роман Жюля Верна (1828-1905), рассказывающий o вымышленной экспедиции к Северному полюсу.

Верн Жюль
Пять недель на воздушном шаре
    «Пять недель на воздушном шаре» – яркий и увлекательный фантастический роман знаменитого французского писателя Жюля Верна. Такие книги призваны способствовать гуманитарному развитию юношества, расширению кругозора и знаний о мире и о человеке; они могут быть использованы в учебном процессе.

Верн Жюль
Вокруг света за восемьдесят дней
   В «Вокруг света в 80 дней» Верн описывает невозмутимого англичанина и его расторопного слугу, которые на спор спешат как можно скорее обогнуть земной шар, испытывая массу приключений. В отличие от многих других вымышленных путешествий в книгах Верна, совершавшихся на фантастических, ещё не изобретённых средствах транспорта, здесь герои использовали уже существовавшие средства.

Говорушко Эдуард
Садовник
   

Месснер Райнхольд
Хрустальный горизонт
   Райнхольд Месснер, первый альпинист, покоривший все 14 восьмитысячников мира, талантливый альпинистский писатель, посвятил эту книгу своему самому яркому спортивному достижению — одиночному восхождению на Эверест без кислорода в 1980 году. 









наверх