Авторизация:



РЕЦЕНЗИИ И ОБСУЖДЕНИЯ

Рецензии и обсуждения

Кэмпбелл Джон
Нечто
   

Лукьяненко Сергей
Не время для драконов
   В этом мире солнце желто, как глаз дракона – огнедышущего дракона с узкими желтыми зрачками, – трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия… Пробил роковой час – и Серединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Сандерсон Брендон
Источник Вознесения
   После смерти Вседержителя империя погружается в хаос: аристократы рвутся во власть и три наиболее могущественных лорда приводят войска из людей и нелюдей под стены бывшей столицы. С неба по-прежнему сыплется пепел, а по ночам, как и раньше, приходит туман Только вот теперь он иногда появляется и днем, забирая жизнь у тех, кому не посчастливилось оказаться под открытым небом. Если верить древней легенде, миру по-прежнему угрожает непостижимая Бездна, справиться с которой по силам лишь тому, кто разыщет Источник Вознесения и станет героем пророчества Героем Веков. Но где же его искать и что за сила таится в нем?

Янковский Дмитрий
Нелинейная зависимость
   Современный мегаполис – высокоорганизованная система со сложнейшей структурой. Мало кто из его обитателей задумывается, какие зловещие скрытые механизмы и силы можно привести в действие неосторожными словами и поступками. Иногда человеку достаточно сделать одну маленькую подлость, выдернуть единственную карту из карточного домика причинно-следственных связей, чтобы его с головой накрыла лавина трагических событий, как это происходит с героем нового романа Дмитрия Янковского. Справиться с этой полосой катастроф способен только он сам – если сможет разобраться в глубинных причинах происходящего и изменить в первую очередь самого себя. Однако под силу ли ему такое?..

Вокруг Света
Журнал «Вокруг Света» №5 за 2001 год
   

Лукьяненко Сергей
Линия Грез
   Смерти больше нет. Бессмертие давно уже стало ходким, хотя и дорогостоящим товаром. Ради покупки бессмертия готовы на все бизнесмены и пилоты, герои и преступники, мужчины и женщины. Они еще не понимают, что, воскреснув, снова будут вынуждены принять жестокие правила игры без правил. Потому что худшее всегда впереди. Даже после смерти…

Южный Саша
Короли улиц
   Ни родителей, ни дома, ни имени ничего не имел юный беспризорник, пока в его жизнь не вошел предводитель уличной банды Чепер, прирожденный лидер, окутанный романтическим ореолом революционной поэтики. Под влиянием Чепера парни быстро сделались настоящими королями улиц, превратившись из шайки дворовых хулиганов в организованную преступную группировку южных. Но часто бывает так, что честь враждует с выгодой. Благородные порывы Чепера оказались несовместимы с жаждой наживы криминальных авторитетов. Так началась беспощадная война, в которой рыцари пали от рук предателей. Объявленный вне закона Вечер скрывается от расправы и попадает в подпольную школу, которая готовит гладиаторов для боев без правил. Пройдя суровый курс обучения, Вечер погружается в жестокий мир спортивного бизнеса. Там, где крутятся большие деньги, нет места жалости и благородству.

Добряков Владимир
Сумеречные миры
   Кто сказал, что в Средневековье не было летчиков? А если в одном из таких романтических миров вдруг возникает межфазовый переход и отмечается работа мощного дезинтегратора, грозящего миру катастрофой? Хроноагент экстракласса Андрей Коршунов, в прошлом ас, участник воздушных сражений Великой Отечественной, отправляется туда, правда, не на«Яке», а с мечом в руке, чтобы навести порядок. С уверенностью в победе и... без надежды на отдых. Ведь за этой «командировкой» обязательно будет следующая, за ней — ещеодна, куда-нибудь в «горячую точку» в будущем или настоящем, туда, где зафиксирован прорыв Черного Вектора противодействия, сильного и жестокого врага, вознамерившегося захватить тысячи параллельных фаз-миров, коверкая их историю и превращая обитателей впослушных исполнителей своей злой воли.

Никонов Александр
Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности
   Происхождение Вселенной, образование Солнечной системы, формирование планет, зарождение жизни на Земле, эволюция живых организмов, появление человека, возникновение цивилизации Важнейшие философские вопросы, великие научные открытия и технологические прорывы Проблемы, кризисы и процессы в современном обществе, прошлое, настоящее и перспективы Человека и человечества Такие темы обсуждаются в необычной, яркой, умной и ироничной книге, представляющей точку зрения Александра Никонова.

Ливадный Андрей
Сон разума
   Трагическая смерть профессора Кречетова, автора теории строения гиперсферы, неожиданно и невероятно отзывается на судьбе его племянника. Отпуск лейтенанта космофлота Андрея Кречетова превращается сначала в расследование, а затем в экспедицию к центру загадочной аномалии космоса, куда не добирался еще ни один разведывательный корабль. Однако пункт прибытия лейтенанта оказался совсем не таким как он предполагал – восемь планет, позже названных «Ожерельем» обращались по орбите вокруг энергетического сгустка, и одна из них на поверку оказалась обитаемой.

Стругацкие Аркадий и Борис
Трудно быть богом
   История землянина, ставшего «наблюдателем» на планете, застрявшей в эпохе позднего средневековья, и принужденного «не вмешиваться» в происходящее, экранизирована уже несколько раз — однако даже лучший фильм не в силах передать всего таланта книги, на основе которой он снят!

Лесев Игорь
23
   Это первый за долгое время российский хоррор — не по языку или месту проживания автора, а по самой природе страха: все ужасы романа «23» выросли на здешней почве, среди пятиэтажек и покосившихся автобусных остановок, и все они мгновенно узнаваемы — точно такой же, пыльный и серый, страх сжимал диафрагму, когда ребенком шел с родителями на кладбище. Юрий Сапрыкин Роман действует по принципу сайта odnoklassniki.ru. Когда понимаешь, куда клонит автор, пробирает до дрожи, но уже поздно: от чтения оторваться уже невозможно. Арсен Ревазов «23» обладает занимательным эффектом: читать этот текст довольно страшно — но не настолько, чтобы не было смешно. Смешно же ровно настолько, чтобы все-таки было страшно. Анна Наринская








наверх